Миллиард в эфире

Общая рыночная капитализация всех криптовалют мира перевалила за 150 миллиардов долларов (на биткоин приходится почти половина). Появление миллиардеров, сколотивших состояние на цифровых деньгах, — лишь вопрос времени. Некоторые владельцы анонимных кошельков уже вплотную приблизились к этому рубежу. Это вызывает недовольство регуляторов по всему миру — ведь ни банковскому, ни налоговому администрированию анонимы неподвластны.

Сверхдоход из воздуха

К середине июля курс эфириума (валюты, обслуживающей цифровую платформу Ethereum) обрушился после несколько истеричного роста на протяжении полугода. В считаные дни он по ряду причин упал с 400 до 200 долларов. Однако перед этим некоторые получили многомиллионные прибыли и даже похвастались этим в социальных сетях.

В июне в Instagram владелец (или тот, кто говорил от его имени) кошелька в системе Ethereum с кодом 0x00A651D43B6e209F5Ada45A35F92EFC0De3A5184 опубликовал на индонезийском языке бахаса пост о том, что он заработал на эфириуме 413 процентов за считаные месяцы. Пользователь добавил, что его успехи может видеть каждый — но он сохраняет анонимность. Никто о нем не знает ничего, кроме многозначного кода.

С тех пор обладатель кошелька заработал сравнительно немного — его капитал увеличился со 150 миллионов до 180 миллионов долларов по текущему курсу. Хотя о сотнях процентов речи уже не идет, общий успех просто ошеломляющий. И таких историй в мире сейчас как минимум несколько десятков. Аналитики задаются вопросом — есть ли уже на рынке игроки, заработавшие на криптовалютах более миллиарда долларов? И сами же отвечают: если и нет, то скоро будут.

Богатеют на цифре

На самом деле сейчас известно несколько публичных инвесторов, которые активнейшим образом вкладывались в виртуальные валюты и были за это вознаграждены. Например, Майкл Новограц, бывший менеджер хедж-фонда Fortress Investment Group. В середине августа он заявил, что вложил около 10 процентов своего состояния в биткоин и эфир.

Новограц не раскрывает, какими средствами он располагает, однако известно, что в 2015 году он получил от Fortress около 250 миллионов долларов в качестве выходного пособия. Он начал скупать эфир еще в позапрошлом году. Новограц тогда встретился с главным разработчиком платформы Виталиком Бутериным и тот нашел нужные слова, чтобы убедить опытного инвестора в перспективности своего продукта. Стоит заметить, что Fortress активно занимался криптовалютами до ухода Новограца: в 2014 году фонд вложил 150 миллионов долларов в первую американскую биткоиновую инвесткомпанию Pantera Capital.

Другой кандидат на славу первого криптовалютного миллиардера Чарли Шрем — который еще в 2011 году, студентом, прикупил себе 500 биткоинов — всего по 3 доллара за штуку. Курс в тот период рос лавинообразно, и Шрем решил рискнуть по-крупному. Он скупал биткоины тысячами. Основал биржу BitInstant, а затем открыл продажу биткоинов в 70 тысячах торговых точек по всей Америке, в основном в помещениях крупнейших ретейлеров типа Walmart. К 2015 году состояние Чарли выросло до 45 миллионов долларов.

Близнецы Кэмерон и Тайлер Винклвоссы, которые не так давно оспаривали авторство сети Facebook у Марка Цукерберга, тоже считаются ведущими игроками на криптовалютном рынке. В 2013 году они основали фонд Winklevoss Capital и трастовую компанию Gemini, сделав первую вылазку на биткоиновые биржи. Уже тогда в их распоряжении было почти 100 тысяч биткоинов. Если они не распродали с тех пор свои запасы, то часть их состояния, инвестированная в криптовалюты, должна приближаться к 400 миллионам долларов.

За пределами Северной Америки — свои герои. Китаец Йифу Гоу принялся добывать биткоин в начале 2010-х, когда это не было мейнстримом. Делал он это не для того, чтобы разбогатеть, а только для покрытия текущих студенческих расходов. Когда же биткоин подорожал достаточно, чтобы на намайненные монетки покупать не только лапшу быстрого приготовления, Гоу перешел на промышленные масштабы, основав биткоин-инкубатор CoinApex.

Анонимность во вред и во благо

Как видим, виртуальные валюты постепенно превращаются в золотую жилу, на которой действительно можно заработать состояние. Такие состояния делаются и энтузиастами, стоявшими у истока всего криптовалютного движения, и профессиональными инвесторами, почувствовавшими в биткоине, эфире, Ripple и других новых нетрадиционных валютах силу и перспективу. Возможность столь быстрого обогащения радует новых капиталистов, но серьезно пугает регуляторов из-за полной непрозрачности рынка для государева ока.

Во-первых, криптовалюты легко пустить на разные темные дела, связанные с торговлей наркотиками, оружием и отмыванием денег. Пример BTC-e и Александра Винника — очевидно не единственный, хотя пока и самый яркий. Финансовому надзору особенно обидно, что новые лазейки в виде виртуальных валют образовались как раз тогда, когда власти по всему миру прикрыли возможные способы отмывания денег в странах вроде Швейцарии.

Вторая проблема заключается в том, что налоговый контроль за заработками в биткоинах — задача трудновыполнимая. Пример таинственного инвестора 0x00A651D43B6e209F5Ada45A35F92EFC0De3A5184 из Instagram вполне характерен. Есть счет, на котором совершенно спокойно лежат сотни миллионов долларов, но кто за ними стоит — разобраться невозможно.

И это только частные лица. А если в криптовалютах начнет торговать государство? Например, то, на которое наложены санкции. В России, к слову, уже обдумывают этот вариант. Глава думского комитета по финрынкам (участвует в разработке закона, регулирующего хождение криптовалют в РФ, документ должен быть принят до конца 2017 года) Анатолий Аксаков 11 сентября предложил запустить в стране биржевую торговлю цифровыми деньгами в пилотном режиме. Кроме того, он считает, что ICO дадут возможность обойти санкции тем, кто хочет инвестировать в российские проекты, в том числе в Крыму. Если желающих окажется достаточно, санкции станут бессмысленными, инвесторы всегда смогут сохранить анонимность. И это касается отнюдь не только РФ.

Наконец, рост популярности криптовалют беспокоит власти перспективой создания финансового пузыря на рынке. При достижении определенного порога его схлопывание грозит обвалить всю экономику. Вероятность кризиса отнюдь не нулевая — охват участников рынка уже достигает критической точки. Главный экономист банка Union Bancaire Privee в Гонконге Марк Макфарленд уверен, что если таксисты в одночасье становятся миллионерами, то с сектором что-то не так.

Пока власти разрываются между желанием использовать новую технологию себе во благо и страхом бесконтрольности. Анонимность участников рынка регуляторов раздражает, но поделать с этим ничего на данный момент нельзя. Судорожные попытки вроде запрета на ICO в Китае всего лишь смещают финансовые потоки в другие узлы интернета. А значит, в ближайшее время на криптовалютах по-прежнему можно будет делать состояния, в соответствии с законами или же обходя их.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *