ICO: схемы легализации полученных средств. Часть I

ICO, оно же — первичное размещение токенов, набирает просто бешеную популярность: рынок за полгода перевалил 1 000 000 000 долларов, рост запросов — можно посмотреть ниже… но при этом юрисдикций с понятным, я бы даже уточнил — внятным, регулированием не так много.

Но для начала — всё же показатели:

А теперь — уже схемы, которые вполне могут существовать сегодня. 

№1. ICO = пожертвование

В этом году мне уже дважды удалось встретиться и пообщаться с интересным человеком из блокчейн-среды — Сергеем Сергиенко (Chronobank, CEO). К тому же — мы находимся в постоянной переписки telegram & facebook.

И, как я понял, его проект — Хронобанк подошёл к сущности token (хотя на деле там можно выделить несколько видов) именно как к пожертвованию.

Ст. 582 ГК РФ (аналогичные, к слову, можно найти и в ГК других стран) гласит: «пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвования могут делаться гражданам… организациям». 

Таким образом, пожертвование есть дарение. В целом, если принимать криптоактивы как имущественные права или некое имущество (на первой позиции стоит команда itsynergis, на второй — Минфин), то сам по себе подход верен.

Но нужно понимать, что дарение — опять же, можно сравнить подходы разных стран, — согласно ст. 572 ГК РФ — это договор, по которому: «… одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом». 

В случае же с токенами мы зачастую имеем:

  1. Фактическое распределение прибыли (доходов)
  2. Бонусы, скидки
  3. Биржевые спекуляции на токенах
  4. Возможный возвратный выкуп
  5. Иные встречные действия

Все пункты надо читать через дизъюнкцию. Кроме того — список, как видим, не закрыт.

Резонно, что у государственных органов сразу возникает вопрос: «а не притворная ли сделка тогда всё это?» Собственно, обратимся опять к первоисточнику — к ст. 170 ГК РФ: «Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях,ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила».

Поэтому пожертвования, на мой конечно взгляд, должны быть именно пожертвованиями и такие кампании вполне себе возможны, но об этом нужно а) прямо заявлять в Белой книге (а лучше — в специальном соглашении о распределении токенов) и б) понимать, что отношение инвесторов будет иным, нежели при возвратном статусе, назовём его так, токенов.

№2. НИОКР — страшная аббревиатура, дельная схема

Для начала — вновь норма: «По договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ — разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее». Это статья 769 ГК РФ.

Если мы обратимся к анализу блокчейн-проектов, то увидим, что необходимые параметры, скажем, инновационной технологии, присутствую: даже спорные Golem, SONM, тот же интересный, но невероятно сложный БанкВремени Сергея, молниеносно собравший миллионы Brave и сотни других проектов заточены как раз на том, что создают то, чего ещё нет, или то, что есть, но сделано без децентрализации.

Схема работает следующим образом: физическое лицо организует ICO. Не важно на какой платформе и как именно. Главное, что именно оно является получателем средств. Затем данное лицо заключает договор с разработчиками и другими исполнителями (дизайнерами, инженерами — кем угодно). При этом договор может быть смешанным согласно ст. 421 ГК РФ: на первый взгляд здесь «мена + возмездное оказание услуг», но, как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 1 «Обзора практики разрешения споров, связанных с договором мены», который в свою очередь был закреплён информационным письмом от 24 сентября 2002 г. N 69, цитирую: «двусторонние сделки, предусматривающие обмен товаров на эквивалентные по стоимости услуги, к договору мены не относятся». И, таким образом, суд приходит к выводу, что надо использовать связку «купля-продажа + возмездное оказание услуг». Правда, в случае с крипто мы не будем иметь рублей и вообще — валюты в понимании закона, но это уже другой вопрос, ответить на который готов в рамках отдельной статьи.

Суть же схемы сводится к тому, что затем физическое лицо — эмитент токенов — заключает договор НИОКР с юридическим лицом. И, дабы получение фиата было менее проблематичным, в соглашении таком прописываются сроки оплаты каждой стадии.

«Вкладчики» в такое ICO получают сразу несколько гарантий:

  1. Перевод средств за каждую следующую стадию, если выполнена предыдущая только
  2. Минимальные риски при выводе средств в фиат
  3. Понятную схему мониторинга процесса

Есть и риски, среди которых, безусловным лидером является доверие к конкретному физическому лицу. Для усиления можно использовать уже разработанные механизмы escrow, мульитподписей и т.д. 

Юридическое же лицо, получая средства от конкретного физического лица, тоже имеет прозрачность для банка, контролирующих структур и контрагентов. 

Концепутально это выглядит так. Нюансы — дьявол и на их разбор может уйти вечность, но, если не начать, то вместо вечности мы получим цикличность бессмысленных итераций, что само по себе звучит ненужный абсурд.

№3. Внесение в уставной капитал

Начало схемы — похоже на предыдущее, но главное же здесь — внесение в уставной капитал юридического лица полученных средств: то есть физическое лицо — назовём его «эмитент токенов» — получает за криптовалюты, EHT, BTC, Waves и т.д., фиатные деньги (они же — рубли). 

Тут остаётся не закрытым вопрос, как обналичить средства в 1 000 000 долларов и больше, но оставим же место для дискуссии: тем более что пара ответов у меня уже готовы…

Далее нужно будет ещё составить один договор — уступки права требования. От физического лица — юридическому: в рамках данного соглашения должен произойти обратный выкуп токенов у «инвесторов» (вводить новые понятия пока не вижу смыслов, можно использовать и более длинное — получатели токенов). 

Таким образом, схема выглядит, например, так: договор займа между физ. лицами (или иной, если процент доходности не установлен) — получение фиата из crypto — внесение в уставной капитал компании — заключение договора цессии физического лица и юридического лица на погашение первоначального договора займа (иного соглашения) между эмитентом и получателями токенов.

Думаю, что у коллег, которые в схеме разобрались, а также — наблюдательных читателей возникнут на этом месте вопросы и далеко за пределами двух-трёх. Но вынесем же их за скобки комментариев.

№4. Ещё несколько концепт-схем

Хабр — интересное место, но здесь пишу в первую очередь для того, чтобы а) популяризировать блокчейн, который сейчас просто разрывается от хайпа ICO и ненужной эмиссии криптоактивов, равно как и от пресловутых спекуляций; б) дать общий вектор развития blockchain-стартапам и в) найти решения за рамками запретительной политики российского государственного аппарата, которая насаждается с 2014 года в этой индустрии (да и не только). 

Поэтому — под конец — ещё несколько вариантов на обсуждение:

  1. Если токены — это некое имущество или имущественные права даже можно попробовать всё это поставить на баланс: ваш бухгалтер будет этому несказанно рад, а налоговая, судя по последнему письму — в небольшом шоке, но факт есть факт — схему такую никто не отменял. Я, к слову, уже пробую с двумя очень продвинутыми бухгалтерами, ибо в учёте мало что смыслю, построить схему «дебит-кредит» под подобные вещи, но пока это просто анонс.
  2. Токены могут быть неким дисконтом на продукцию (у Колионово, Машкино есть такие), то можно вспомнить о программах лояльности и привязать всё именно к такой составляющей, как маркетинговый инструмент. Да, здесь нет закона специального, но, как показывает и главное — доказывает практика: он здесь и не нужен.
  3. Ряд моих коллег, в самом широком, конечно же, смысле этого слова, уже выявили токены-сертификаты,
  4. то есть «данный вид токена удостоверяет право владельца на материальный актив, которым обеспечен цифровой токен. В результате токен-сертификат является цифровым эквивалентом такого актива. Это облегчает оборот базового актива — токены легко сменяют владельца, без необходимости перемещения базового актива. Для реализации требования по токену — его можно отправить эмитенту в обмен на сам актив». И это — тоже рабочий вариант. Тем более, что,
  5. скажем, WebMoney по этой схеме умудряется работать аж с 1998 года.

Таким образом, даже в рамках этой части исследования можно предложить с десяток (особенно, если понять, что схемы можно комбинировать) рабочих моделей, которые не нуждаются в специальном регулировании, если мы под этим понимаем некий особый НПА за № таким-то и жёсткие указания в формате: «разрешено только то, что прямо установлено в законе».

Да, здесь есть над чем поработать относительно бух. учёта и налогов, стройности схемы с точки зрения юридической завершённости, можно отточить юридическую технику и заняться обучением специалистов, но при этом НЕ надо:

  1. Перекраивать и так молодой и хрупкий рынок
  2. Вновь менять действующие нормы, из-за нестабильности которых экономику просто штормит
  3. Придумывать какие-то неясные дефиниции, как это было с ФЗ №161, или как это есть в рамках других законов ныне
  4. А главное — не нужно в 1001й раз ссорить бизнес и власть

Надеюсь, мои воззвания не окажутся напрасными, как это было с ФЗ о мессенджерах, VPN и товарных агрегаторах, а также том самом, 161м — «О национальной платёжной системе». 

И совсем в конце отвечу на три популярных вопроса:

  1. Не боюсь ли я делиться столь ценной, по мнению некоторых, информацией открыто?

Нет, не боюсь, так как искренне считаю, что иной подход — это нарушение самой сути блокчейн-среды, которую я продвигая. Во-вторых, нет, потому как в прошлом году по блокчейн и ICO была1-2, реже 3-5 заявок в неделю, а сегодня это 10-15 в за сутки. И даже команда из 20 человек на аутсорсе с таким потоком может не справиться. К тому же — уровень предлагаемых ныне услуг, исключая, безусловно, лишь корифеев рынка, очень низок и это — ещё один фактор скорейшего схлопывания пузыря ICO и криптоактивов вообще. Мне же и команде подобное не выгодно. Наконец, третье — всегда есть нюансы: и именно они отделяют профессионалов от всех иных и ими мы, я и команда, тоже готовы делиться, но уже на уровне b2b-взаимодействий, так как в ином ключе это не возможно в принципе.

2. Почему в моих статьях всегда вопросов чуть ли не больше, чем ответов? Здесь есть два момента: во-первых, благодаря вопросам человек учится, постигает новое и тем самым — развивается; во-вторых, сфера больно молода и без открытых вопросов в ней просто невозможно построить дискуссию, а без последней — выстроить нормальный диалог, в том числе — с властью.

3. Почему я защищаю ICO, если знаю, что это пузырь? Ответ прост — я не защищаю ICO: для меня важны отношения в стиле p2p, а ICO — лишь один из многих способов эти самые отношения развивать. Но и игнорировать проблемы первичного размещения токенов не могу, так понимаю, что иначе это всё закончится совсем и совсем плохо.

https://t.me/PhoenixTrading

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *